RozaA1
Каждый мыслит в меру своей испорченности)
"Мне не было страшно, хотя надо бы было бояться. Мне не было страшно, потому что я знал ее. Мало того, я очень сильно, безумно, безгранично любил ее. Всем своим естеством. Всем, чем я когда-либо был и когда-либо стану.
Я знаю, и она любила меня, по-своему, как умеют любить маленькие девочки да красивые юноши.

Наверняка не думала она, что нечто в пределах ее мироздания способно ее остановить.
Хотя... нет... не способно. Я... я таю воском, я ледовый истукан, я стеклянный фужер на самом краю стола, который вот-вот сорвется вниз.
Глаза-яблоки приблизились, и что-то непомерно огромное, - то ли рука, то ли острый, осязаемый дым, - оторвало от меня всю плоть, что ниже грудины, и половину передних ребер тоже снесло. Я стоял, как был, живой, прямой, не чувствуя никакой боли, кроме душевной. Но именно эта боль была нестерпимой, смертельной.
- Что же ты делаешь? - вопрошал я. - Что же ты со мной делаешь? Разве недостаточно ты взяла? У меня почти ничего не осталось!
Она смотрела на меня, большая, черная. Глаза, как окровавленные яблоки. Она обняла меня крепко-крепко, ведь все-таки она меня любила, обняла и..."